Вяткое землячество
Лого
региональная обшественная организация

Читальный зал

Библиотека - тихая обитель,
Но лишь на первый, на случайный взгляд,
Любую книгу наугад возьмите -
Нешуточные страсти там кипят...
ПОЗДРАВЛЯЕМ! 
 Лауреатом национальной литературной премии имени Валентина Распутина признан Владимир Крупин за книгу «Эфирное время»

 В онлайн-формате состоялась церемония награждения лауреатов
второго премиального сезона Национальной литературной премии имени В. Г. Распутина

 Лауреатом первой премии стал Владимир Крупин за книгу «Эфирное время». О писателе и его творчестве рассказал Президент Российского книжного союза Сергей Степашин. Он напомнил, что Владимир Крупин – автор более 30 книг, и процитировал слова Валентина Распутина, которые были написаны в послесловии к одной из них – «Рассказы последнего времени»:«По работам Владимира Крупина когда-нибудь будут судить о температуре жизни в окаянную эпоху конца столетия и о том, как эта температура из физического страдания постепенно переходила в духовное твердение. Творческий опыт В. Крупина в этом смысле уникален: он был решительнее большинства из нас, нет, даже самым решительным».

 Национальная литературная премия учреждена в память о выдающемся русском писателе, публицисте, общественном деятеле Валентине Распутине. Основными требованиями, которые предъявляются к работам номинантов, являются неоспоримые художественные достоинства текста и общечеловеческие нравственно-патриотические ценности. 

*****
Владимир Крупин, признанный одним из лучших православных писателей России конца прошлого-начала нынешнего века, говорит о своём творчестве и о судьбе Вятской земли.
Владимир Крупин
Отец, я еще здесь

Есть выражение: что старый, то и малый. С годами я убедился, что оно очень точное. Это от того, что в старости все чаще вспоминается детство. Мелькнет что-то: дерево, цветок, человек, какая-то фраза в книге, картина, что угодно, а мысли уже уносятся в сияние ангельских лет, во времена безгрешной души. Или просто, без всякого повода, в счастливые минуты одиночества. Откуда-то сверху или со дна души всплывают и заполняют меня видения родины. Памятью зрения, которого оказалось очень много во мне, я вижу в подробностях улицы и переулки моего села, берега реки, заречные дали, тропинки, почерневшие от времени, необхватные березы по сторонам Великого Сибирского тракта, избы и дома под тесовыми крышами, вижу молодых родителей, братьев и сестер, друзей, вспоминаю до какого-то тончайшего умиления первые влюбленности, помню мальчишеские мечты умереть за Родину. Закрою глаза – черемуха цветет за околицей.

Памятью слуха слышу слабый лепет лесных ручейков, шуршание лиловых колокольчиков, шум берез и переплеск осин, вижу и слышу трепещущего в синеве жаворонка, а ночью не вижу, но впиваюсь слухом в гремящего на всю округу соловья, жарким днем стрекочут кузнечики во ржи, а зимой заменяют их братья – запечные сверчки. Им помогает басовое гудение печной трубы, такое мирное, теплое, что снятся золотые караваи свежего хлеба. Летом счастье вечернего костра и немолчное хоровое пение лягушек, звон молотка, отбивающего певучее лезвие косы, теплым вечером шорох дождя по старой крыше сарая, еще сквозь сон пастушеский рожок, мычание стада, девичья песнь в прозрачной летней ночи, плеск рыбы в омуте под обрывом – все это была такая чистота и полнота звучания, что только классическая музыка, услышанная позднее, была ей равна.

Но детство готовило и к восприятию живописи: на земле светилось дивное разноцветье и разнотравье, и надо было опасаться наступить то на солнышко ромашки, то на синенький василек, то на сплошное золотое цветение одуванчиков. Вызрев, легкие их семена летели на воду озер и серебрили ее. На уровне груди колыхалось золотое море колосьев, деревья вздымали яркую весной, светлую летом и желтеющую к осени листву, тихо опадающую на лесную тропинку. И русская зима, наверное, уже последняя в этом мире такая: в цвет молодой седины, с сияющими светло-голубыми пространствами, с легким занавесом снежной пыли, выбеляющим и без того белый притихший лес. И всегда-всегда высота разноцветного неба. И облака, белые на голубом. И тучи, серые на темном. Ликование, страх, почтение, восторг – все наполняло душу.

Уже давно меня никуда не тянет, только на родину, в милую Вятку, ив Святую землю. Святая земля со мною в молитвах, в церкви, а родина... родина тоже близка. И если в своем родном селе, где родился, вырос, откуда ушел в армию, в Москву, бываю все-таки часто, то на родине отца и мамы не был очень давно. И однажды ночью, когда стиснуло сердце, понял: надо съездить. Испугался, что вскоре не смогу одолеть трудностей пути: поездов, автобусов, пересадок. Надо ехать, надо успеть. Туда, где был счастлив, где родились и росли давшие мне жизнь родители. Ведь и отцовская деревня Кизерь, и мамина Мелеть значили очень много для меня. Они раздвинули границы моего детства, соединили с родней, отогнали навсегда одиночество; в этих деревнях я чувствовал любовь к себе и отвечал на нее любовью.

Подробнее...

Владимир Крупин
ОТКУДА И КУДА

     ИСТОК КАМЫ. Всегда, особенно в детстве, волновало начало всего: как всё начинается? Особенно весенние ручьи. Вот он вытек из-под сугроба, маленький такой, даже маленькую щепочку не утащит, а вот он уже побольше-побольше, и вот это уже ручей, и мы отправляем в плавание по нему свои кораблики.

      И всегда очень хотелось побывать у истока нашей реки Кильмезь, конечно, у истока Вятки, Волги, других рек. Увидев исполинскую мощь реки Камы в Перми, возмечтал о путешествии и к её истоку. И вот, только что, мечта сбылась, побывал.

     Это Кезский район Удмуртии, село Кулига. Там красиво необыкновенно. Тем более ехали в такой солнечной день через просторы лесов и полей, сияющих золотым, красным, желтым, оранжевым,  цветами прощания с летом. Но о прощании не думалось, даже казалось, что это цветение всегда тут, у начала Божия чуда, великой русской реки. И даже не надо было писать там на щите: «Исток великой уральской реки Камы», это, конечно, уральцы хотят Каму себе присвоить. А мы, вятские как? Да Кама километров тысячу проходит через вятские поля, питается Вятскими реками, особенно водами красавицы Вятки, какая она уральская? Она общерусская.

    Конечно, Вятка смиренно растворяется в Каме, заканчивая и своё название, а вот что касается впадения Камы в Волгу, тут нам, и уральцам и вятским, досадно. Объясню. И гидрографы, да и все мы привыкли, что имя реке после слияния рек остаётся от той реки, что полноводнее, шире при слиянии. А Кама при соединении с Волгой гораздо шире Волги. То есть Волга должна была уступить имя Каме, которая шла бы благополучно далее до впадения в Каспийское море. Но нет, победила Волга. Да она, честно сказать, в общем-то и длиннее прошла путь до слияния с Камой.  И согласимся, что века и века утвердили во мнении народном величие Волги, тут спорить не о чем.

Подробнее...

Владимир Крупин
КАРЛЫ  И  КЛАРЫ  УКРАЛИ  ГОРОД

     Когда вятский  человек, живущий в городе Кирове,  сообщает, что он собирается на Клару, а потом на  Розу,  в его словах нет ничего неприличного,  ему надо побывать на улицах имени Клары Цеткин и Розы Люксембург. Конечно, это не улицы этих женщин, да женщин с такими именами и нет давно,  это улицы, названные в их  честь. Конечно, куда как более прилично и по-русски звучало  бы: «Сегодня  буду на Спасской,  завтра на Никольской». Но вот пока Клара и Роза живут на вывесках в богоспасаемом граде Вятке, жителям приходится объясняться не совсем приличными фразами.  Может, жители и привыкли, но ведь это дико звучит:  «У меня квартира на Кларе». Или того чище: «Я живу в Кирове».  Киров – это человек? Да. Так как же ты в нем живешь? В какой его части? В голове? А, может, гораздо ниже?

    Но пока  идут суды-пересуды по возвращению исторического имени столице области, обратимся к названиям улиц в ней.  Причем, это очень даже не локально вятская проблема, а  очень типичная  для  в с е х   российских  городов, и областных и районных.  Вообще, немцы, приезжающие к нам, вполне могут думать, что они ходят  по колониальным германским городам.

Подробнее...

Поздравляем
писателя Альберта Лиханова
с 85-летним Юбилеем!
 
*****

  13 сентября 2020 года свое 85-летие отмечает известный писатель и общественный деятель, председатель Российского детского фонда (РДФ) Альберт Анатольевич Лиханов.

Общественная деятельность Альберта Лиханова непосредственно связана с детьми – он является автором книг для юношества, Президентом Международной ассоциации детских фондов и директором Научно-исследовательского института детства. Также он член Союза писателей России и академик РАО.

Альберт Лиханов родился в Кирове в 1935 году. Окончив Уральский госуниверситет по специальности «журналистика», он работал в различных газетах Западной Сибири, а позже перебрался в Москву. В столице он сначала стал ответственным секретарем, а позже – главным редактором популярного молодежного журнала «Смена».

Еще в Кирове Альберт Лиханов попробовал себя в литературе, где ему сопутствовала удача. В 1962 году популярный журнал «Юность» напечатал его первый рассказ «Шагреневая кожа».

Именно во времена работы в журнале «Смена» к Альберту Лиханову пришла литературная известность. Одну за другой его повести публиковали в журнале «Юность», а в 1976 году в издательстве «Молодая гвардия» вышло «Избранное» в 2-х томах, позже – первое собрание сочинений в 4-х томах (1986-1987 гг.).

Главная тема творчества Альберта Лиханова – становление характера подростка, формирование его мировоззрения, взаимоотношения с миром взрослых – прослеживается в таких произведениях, как повести «Звезды в сентябре» (1967) и «Теплый дождь» (1968), трилогия «Семейные обстоятельства», роман для детей младшего возраста «Мой генерал» (1975), повестях «Голгофа», «Благие намерения», «Высшая мера» (1982) и других, а также в публицистике. Произведения автора изданы общим тиражом 30 млн. экземпляров, 110 книг переведены на 37 языков мира.

Подробнее...

 
Что такое «Вятское землячество»
В нашей шумной и большой Москве?
Это как проверка нас на качество
В верности родимой стороне…

                                            А. Шурыгин

Праздники России

GISMETEO: Погода по г.МоскваGISMETEO: Погода по г.Киров




2009 - 2021
Вятское землячество в Москве